Костел Божьего Тела в Несвиже

Оцените статью? ;)
307

Содержание:

Коллегиум иезуитов

Костел Божьего Тела является одинаково большой святыней и для семьи Радзивиллов, и для всех народов бывшего ВКЛ, и для каждого верующего человека.19 августа 1584 года Сиротка подписал акт основания в Несвиже коллегиума иезуитов. Приход­ская святыня, строительство кото­рой началось еще в 1583 году на месте деревянного храма, была передана иезуитам. Было решено перестроить его, для чего в течение 2 лет храм разобрали. Возведенный на этом месте позднее костел Божьего Тела стал выполнять роль не только иезуитского храма, но впоследствие и приходского.

Костел Божьего Тела

Первая барочная постройка на территории Восточной Европы

С точки зрения архитектуры это первая всецело барочная постройка на территории Восточной Европы и вторая — в мире. Кроме того, храм примечателен еще и тем, что за 420 лет своего существования никогда не был закрыт. Для рода Радзивиллов это семейная усыпальница, где почили представители рода начиная с 1616-го года и вплоть до наших дней. В свое время крипта Несвижского костела стала третьей семейной усыпальницей в Европе (после усыпальницы Бурбонов во Франции (аббатство Сен-Дени) и Габсбургов в Австрии (Капуцинкирхе в Вене)). Разрешение на создание усыпальницы князь Миколай Криштоф Радзивилл «Сиротка» получил лично у Папы Римского, поскольку в то время считалось неприемлемым, чтобы покойники оставались после смерти не закопанными в землю, а на поверхности.

Костел Божьего Тела

Джоваyни Мария Бернардони

Говоря об архитектурном ас­пекте, нельзя обойти феноменаль­ную личность архитектора Джован­ни Мария Бернардони. Как мы уже знаем, в 1582-84 годах Сиротка отправился в паломничество в Египет, Святую Землю и Италию. Увидев там лучшие образцы передовой европейской архитектуры, Радзивилл задумал сделать Несвиж не хуже. Для этого в Риме Сиротка приглашает приехать в Несвиж моло­дого архитектора-иезуита Бернардони. Тот соглашается и обещает прибыть в Несвиж вслед за Сироткой. Однако дорога от Рима до Несвижа занимает несколько лет. Длительное время оставалось загадкой, почему архитектор ехал так долго, однако белорусская исследовательница архитектуры Тамара Габрусь раскрыла эту загадку... посмотрев на карту Европы! Выяснилось, что Бернардони, бывший иезуитом, по дороге останавливался не в отелях, а в монастырях и миссиях иезуитов. И почти везде с ним случалась, тривиально говоря, одна и та же история. Отцы-иезуиты в один голос говорили талантливому архитектору: «Построишь нам костел, а потом поедешь дальше!» Воти вышло, что на пути из Рима в Несвиж Бернардони оставил в память о себе несколько прекрасных костелов. Последнюю — перед Несвижем — остановку Джованни сделал уже в Гродно, на территории Беларуси. Король Стефан Баторий также уговорил архитектора «построить костел» — который известен нам как каменная Фара Витовта (разрушена коммун истами в 1961 году).

Фарный костел

Впрочем, когда Джованни Мария Бернардони наконец доехал до Несвижа, Сиротка не отпускал его целых 13 лет!

Первым делом был разобран прежний, недостроенный храм, который показался Радзивиллам «мелким». 14 сентября 1589 года был заложен краеугольный камень нового костела, который освятил Виленский епископ, краковский кардинал Юрий Радзивилл. Точная дата известна благодаря памятной доске на стене костела. Бернардони возводит величественный и возвышенный каменный храм, прототипом для которого в некотором смысле стала базилика Иль Джезу в Риме: возведенная в 1568-1584 го­дах, она задала мотив для последующих храмов иезуитов. Джованни дали свободу творчества, и он построил прекраснейший барочный храм (1589-1593 гг.), ставший чудом и прорывом в архитектуре для наших земель в то время. Перед костелом возникла массивная башня — ныне колокольня, являющаяся сама по себе прекрасным памятником архитектуры.

Фарный костел

Помимо костела в Несвиже, выдающийся архитектор, вероятно, построил храмы в Вильне, Новом Свержене, Чернавчицах, что под Брестом, деревне Деревное под Столбцами... Выехав, наконец, из Несвижа, Бернардони отправился в Краков, где построил... точную копию костела в Несвиже! И сегодня костел Петра и Павла, в крипте которого похоронен великий теолог Петр Скарга, отличается от Несвижского разве что декором... Тамже, в Кракове, Бернардони умер, успев возвести храм под купол — верх достраивали уже его ученики... Интересный и малоизвестный факт: купол Несвижского храма также возводил не Бернардони, а приглашенный из Италии архитектор Джузеппе Бризио...

Фарный костел

Внутреннее убранство храма

Внутреннее убранство храма вызывает не меньшее восхищение, чем внешний его вид: барочные черты находят здесь продолжение и даже усиление. После возведения храма началась работа над его внутренней отделкой. С левой стороны был создан алтарь Святого Креста из белого, розового и черного мрамора. Над ним работали итальянский скульптор Джиролама Компани и архитектор Чезаре Франко. Алтарь возвышается ровно над входом в усыпальницу Радзивиллов. Интереснейший факт: изначально этот алтарь должен был быть главным в том меньшем храме, который разобрали. А затем был размещен сбоку в новом костеле.

Фарный костел

В середине XVII века, во время польско-шведской войны, интерьеры храма сильно пострадали, чудом сохранились только камен­ные алтари и надгробья. Всю вторую половину XVII века храм простоял просто побеленный, причем как снаружи, так и внутри. Масштабные работы начались в первой половине XVIII века: были сняты перекрытия из боковых нефов, за счет чего визуальный объем костела значительно увеличился; тогда же, в середине XVIII века, были созданы фрески и главный алтарный образ «Последняя вечеря». На гравюре Гирша Лейбовича 1747 года всего этого еще нет.

Фарный костел

Надо сказать, что библейские сюжеты выполнены настолько возвышенно и утонченно, что создают импрессию трепета и торжества. Здесь хочется молчать или же молиться. Внутреннее убранство хра­ма уже само по себе великолепное явление. Стоит заметить, что если внешний вид храма остается неизменным вот уже 420 лет, то внутри каждый из князей мог осторожно привнести что-то свое, либо это делали непосредственно сами благодарные прихожане.

Интерьер костела

Восхищение вызывают колонны и арки под самым куполом храма. Особенно когда понимаешь или, по крайней мере, догадываешься, что они всего лишь нарисованы на плоскости! Настолько объемно и правдоподобно это выполнено!.. В главном алтаре поме­щена икона «Последняя вечеря», напоминающая нам о последней вечере Христа, а именно во имя Божьего Тела и назван храм. Как мы помним, хлеб был переменен в Божье Тело, а вино — в Кровь. Этот вечный сюжет создает великолепный акцент храма, концентрируя вокруг себя все иные сюжеты-приложения. Кстати, создан этот образ, как и церковные фрески, в 1752 году Ксаверием Домиником Геским и его сыном Юзефом Ксаверием — придворными художниками Радзивиллов.

Интерьер костела

Иконы

В боковых алтарях заняли свои места иконы «Святой Игнатий» и «Святой Франциск Ксаве­рий». Краски всех фресок обновлялись в самом начале XX века, над этим работали краковские мастера Бруздович, Матейко и Страйновский. К тому времени, когда рабо­ты по отделке храма были закончены, его уже называли «чудом света» — за неверояное великолепие. Ректор Новогрудского иезуитского коллегиума в 1752 году писал: «Весь мир объедешь, а такой красоты не найдешь».

Интерьер костела

Поскольку Миколай Криштоф Радзивилл «Сиротка» был человеком не только гуманистических взглядов, но и человеком современным, логичным было появление после его смерти барельефа фундатору непосредственно в самом храме. Хотя такие «светские» вещи не приветствовались и потому не были широко распространены. Надгробье Сиротки из песчаника изображает его во время молитвы, в плаще пилигрима, который был на нем во время всей пилигримки в Рим и Святую Землю. За спиной Сиротки — изображение рыцарских лат. И эпитафия, которую якобы составил перед смертью сам князь: «Перед лицом смерти никто не рыцарь ...» (Кстати, гроб Сиротки в усыпальнице стоит ровно под этой надгробной плитой). Неподалеку — памятники умершим детям Сиротки: Миколаю (умер ребенком) и Криштофу Миколаю, который умер в 1607 году от чумы в Болонье. На эпитафии указано: «умер от боли в животе в возрасте 16 лет, 10 месяцев, 3 дней и 13 часов».

Интерьер костела

В XX веке в костеле появилось несколько мемориальных таблиц: в 1902 году поклонники творчества писателя Владислава Сырокомли (Людвига Кондратовича) в сороковую pгодовщину со дня его смерти посвятили ему памятную доску; Сырокомля, жизнь и творчество которого тесно связано с Несвижем, венчался в этом храме в 1844 году. В 1930-х годах возникла памятная доска Эдварду Войниловичу, большому другу Радзивиллов, основателю Красного костела в Минске. В 2006 году прихожане создали слева от входа в храм (на внешней стене) памятную таблицу ксендзу Гжегожу Колосовскому (1909-1991), который служил в этом костеле с 1939 года как викарий, а в 1941-1991 годах как настоятель. Ксендз Колосовский спас костел от пожара во время войны и от разрушения в советское время.

Вообще говоря, внутреннее убранство костела Божьего Тела мож­но смело назвать одним из выда­ющихся музеев художественной европейской традиции своего вре­мени.

Интерьер костела
Увидеть эту достопримечательность: